Нуждается ли Трудовой кодекс в корректировках?

Государство 22.02.2018 09:00

Эксперты рассказали, что следует изменить в законодательстве и почему

О том, что поправки в Трудовой кодекс РК планируется внести в 2018 году, сообщала Тамара Дуйсенова, до недавнего времени занимавшая пост министра труда и социальной защиты РК. К осени 2017 года было собрано около 200 предложений и замечаний от работодателей и представителей работников. Разработку нового Трудового кодекса сейчас продолжает рабочая группа. Что следует изменить в трудовом законодательстве и почему, «Капитал.kz» спросил у ее участников и отраслевых экспертов.

Социальное партнерство провалено

Трудовой кодекс РК «нуждается в кардинальной корректировке», считает Сапабек Кужемуратов, генеральный директор ТОО «Стандарт-Групп Лтд», которое специализируется в сфере оказания консалтинговых услуг предприятиям по вопросам организации трудовых отношений и обеспечения безопасности и охраны труда.

«Прошло два года, как мы работаем по новому Трудовому кодексу. Есть разные оценки качества его регуляторных функций, но бесспорно то, что не достигнута одна из главных целей либерализации трудового законодательства — развитие коллективных трудовых отношений и социального партнерства субъектов трудовых отношений», — заявляет Сапабек Кужемуратов. По данным всевозможных программ и стратегических планов, коллективными договорами (КД) охвачены всего чуть более 30% организаций.

«Причин много, но самая основная — отсутствие в тексте кодекса обязательной нормы по заключению КД», — уверен эксперт.

Зачем эта прямая норма нужна? Потому что большинство соблюдает требования и нормы законов или сложившихся в обществе правил поведения, только если они соответственно прописаны.

Пресловутая же норма "…КД разрабатывается и заключается по инициативе одной из сторон…" не работает. Работодателю это не нужно (лишние обязательства), а работники, находясь в полной зависимости от работодателя, боятся «активничать».

«В качестве примера могу привести две крупные бизнес-структуры — центральный аппарат АО ФНБ „Самрук-Казына“ и ТОО „КаР-Тел“. Я на этих предприятиях проводил аудит организации трудовых отношений и обеспечения БиОТ, выявил множество нарушений и в том числе отсутствие каких-либо свидетельств организации социального партнерства», — говорит Сапабек Кужемуратов.

Таким образом, работодатели (владельцы) нарушили один из принципов трудового законодательства — обеспечение права работников и работодателей на объединение для защиты своих прав и интересов.

Кто ответит за охрану труда?

Отсутствие действенных инструментов социального партнерства сводит на нет идею и смысл разработки и внедрения Систем управления охраной труда (СУОТ). Именно участие в управлении охраной труда всех без исключения работников и является основой ее эффективности.

«Все, начиная от предприятий и организаций, представительных организаций (НПП РК, ФПК, конфедерация независимых профсоюзов и т. д.), а также государственных органов, например, Министерства труда и социальной защиты населения РК, превратились в статистов — из года в год во всевозможных отчетах и программах приводятся статданные случаев производственного травматизма и профессиональной заболеваемости работников (которые, кстати, не соответствуют действительности — существенно занижаются). И никто не может взять на себя ответственность и уверенно заявить об ожидаемых результатах деятельности по охране труда, а если что-то произойдет, то, как правило, виноват будет сам пострадавший», — констатирует эксперт.

СУОТ, по его словам, отсутствует на всех уровнях государственной исполнительной власти, а на большинстве предприятий, сертифицировавших свои СУОТ на соответствие требованиям международных стандартов (OHSAS 18 001) (или декларирующих на соответствие требованиям межгосударственных (ГОСТ 12.0.230−2007), национальных (СТ РК СУОТ), — ред.), эффективного управления охраной труда не наблюдается.

Не от того лечим

«В нашем трудовом законодательстве как связанные с трудовой деятельностью учитываются только травматические случаи и профессиональные заболевания работников, расследование и учет которых далеки от должного. Вне поля зрения осталась так называемая «общая заболеваемость», — обращает внимание Сапабек Кужемуратов.

В то же время, по данным МОТ, «четырьмя главными «убийцами» работников на производстве считаются: раковые заболевания, возникновение которых связано с условиями трудовой деятельности (32%); cердечно-сосудистые заболевания, возникновение которых связано с условиями трудовой деятельности (23%); несчастные случаи на производстве (19%); инфекционные заболевания, возникновение которых связано с условиями трудовой деятельности (17%).

«По непонятным причинам мы зачастую игнорируем требования и нормы международных актов в сфере трудовых отношений», — утверждает эксперт.

Например, нами до настоящего времени не ратифицирована конвенция МОТ 139 «О борьбе с опасностью, вызываемой канцерогенными веществами и агентами в производственных условиях, и мерах профилактики». Как видим из данных МОТ, эти заболевания наиболее часто являются причиной смерти работников на производстве.

«Пожалуйста, сличите две формулировки одних и тех же (по содержанию) глав старого (2007 г.) и нового (2015 г.) Трудовых кодексов: 2007 г. „Глава 37. Расследование и учет несчастных случаев и иных повреждений здоровья работников, связанных с трудовой деятельностью…“ и 2015 г. „Глава 20. Расследование и учет несчастных случаев, связанных с трудовой деятельностью…“. Ничего существенного не заметили? Из текста нового Трудового кодекса изъято словосочетание „и иных повреждений здоровья работников“. А это, на мой взгляд, сделано намеренно министерскими клерками, чтобы было легче составлять благополучные отчеты о результатах своей регуляторной деятельности в сфере трудовых отношений», — считает эксперт в области трудовых отношений.

Как обеспечить «защиту временем»?

Государственное регулирование вопросов безопасности и охраны труда (п. 11 ст.4. ТК РК «Принципы трудового законодательства РК», — ред.) «вместилось» в 25 статей 4-го и 5-го разделов Трудового кодекса. 17 из этих статей подробно расписывают, что должно делать государство в вопросах обеспечения безопасности и охраны труда (2 статьи), права и обязанности государственных инспекторов труда (10 статей) и порядок расследования несчастных случаев на производстве (5 статей).

«Выходит, для того чтобы граждане Казахстана не погибали на производстве и не болели, достаточно чтить и уважать инспекторов труда и „правильно“ расследовать несчастные случаи, если таковые вдруг (!) произойдут?» — удивляется Сапабек Кужемуратов.

По его словам, непонятна логика разработчиков кодекса, где чуть ли не до минуты расписана продолжительность рабочего времени, и туманно изложено, сколько можно работать «сверхурочно». «На нормы по обеспечению нормальных условий труда с набором конкретных мер пожалели бумагу?» — спрашивает эксперт.

Кстати, добавляет он, «суммированный учет рабочего времени» и есть основной «убийца» здоровья и жизни работников-вахтовиков. Работая по 11 часов в смену, 15 дней без выходных в загазованной и запыленной среде, на ветру и холоде, трудно оставаться здоровым. Это противоречит и классическому методу «защиты временем» здоровья работника от негативного воздействия вредных и опасных производственных факторов (ВиОПФ), то есть чем меньше времени находится работник под воздействием этих факторов, тем меньше вероятность нарушения его здоровья.

«У нас же есть „законная“ норма, следуя которой работодатель гробит здоровье работников, особенно на предприятиях, где условия труда неблагоприятные — нефтегазовый сектор, добыча и переработка руд и т. д.», — делает вывод Сапабек Кужемуратов.

Несчастные случаи оставим полиции

Так повелось, что расследованием причин и обстоятельств инцидентов на производстве в Казахстане, в том числе и несчастных случаев с работниками, должен заниматься работодатель, а в особых, так называемых «специальных», случаях — с тяжелым, смертельным исходом или групповых (2 и более пострадавших) — комиссию по расследованию возглавляет государственный инспектор труда.

В советское время это было логичным, так как инспектор труда представлял профсоюзный орган, и уже это априори обеспечивало объективность и полноту расследования инцидентов. На настоящий момент эта практика изжила себя, считает Сапабек Кужемуратов.

«Я сам бывший инспектор труда, и профсоюзный, и государственный, и не хочу огульно всех охаивать, но человеческий фактор все-таки вносит свои отрицательные коррективы в ход и результаты расследования», — говорит он.

Например, по данным сайта РНИИОТ Минтруда РК, за 2015 год на производстве пострадали 1723 человека, а 584 из них «грубо нарушили» правила безопасности, то есть сами виноваты.

Между тем в соответствии с конвенцией МОТ № 81 «Об инспекции труда в промышленности и торговле» (Женева, 19 июня — 11 июля 1947 г., ратифицирована ЗРК от 7 мая 2001 г. № 194-II) в круг рекомендованных обязанностей инспекции труда не входит расследование несчастных случаев на производстве.

«Насколько я знаю, дела об уголовных правонарушениях, предусмотренных ст. 156 УК РК «Нарушение правил охраны труда», считаются делами публичного обвинения, и уголовное преследование по этим делам осуществляется независимо от подачи жалобы потерпевшим (ст. 32 УПК РК).

Любая травма или нарушение здоровья человека — это возможное следствие уголовного правонарушения? Так пусть и разбираются с этим правоохранительные органы, та же полиция, а прокуратура производит надзор за ходом расследования, тем более что еще в 2014 году определены статус и полномочия процессуальных прокуроров", — объясняет он.

Как все исправить?

По мнению Сапабека Кужемуратова, самые актуальные проблемы построения законодательства об охране труда можно решить, реализуя такие меры:

1.Ввести понятия «Производственное здоровье», «Медицина труда» и в Трудовой кодекс, и в Кодекс «О здоровье народа и системе здравоохранения».

2.Определить унифицированный показатель результативности работы субъектов трудовых отношений в сфере охраны труда. Это может быть только состояние здоровья работников, интегральный показатель которого должен мониториться в непрерывном режиме.

3.Вместо «псевдозащиты» человека в форме «добровольного медицинского страхования работников» ввести обязательное «страхование здоровья работников», основной целью которого будет предупреждение нарушений здоровья работника. Размеры страховых тарифов должны напрямую увязываться с показателями оценки условий труда работников — чем опаснее и вреднее, тем выше тариф. «Считаю, что в этих целях надо доработать существующий ЗРК „Об обязательном социальном медицинском страховании“, включив в него положения и нормы,"декларируемые» ЗРК «Об обязательном страховании работника от несчастных случаев при исполнении им трудовых (служебных) обязанностей», — предлагает Сапабек Кужемуратов.

  • Надо изъять из законодательства нормы, устанавливающие виды и размеры компенсации за работу в неблагоприятных, вредных и опасных для жизни и здоровья человека, условиях труда."Предлагаемая мера позволит устранить неподобающий цивилизованному обществу дикий «консенсус» в сфере трудовых отношений", — подчеркивает эксперт.

А действенным инструментом эффективной работы по обеспечению БиОТ, как говорилось выше, должно стать повсеместное, обязательное внедрение и непрерывное совершенствование Систем управления охраной труда.

Чего хотят работодатели?

Как прокомментировала «Капитал.kz» Нэля Твердовская, представитель Конфедерации работодателей (предпринимателей) РК в г. Астане, член рабочей группы, Трудовой кодекс РК, вступивший в действие с 2016 года, действительно большое значение отвел регламентации трудовых отношений через систему социального партнерства, то есть перевел на уровень договорного регулирования. Это четыре уровня, которые имеют свой определенный статус.

Если генеральное соглашение — это стратегический документ, отраслевые и региональные соглашения — документы тактического характера, то коллективный договор — относится к документу конкретного действия, конкретного предприятия, разработанному на основе результатов экономической деятельности и финансовых возможностей субъекта бизнеса.

Если обратиться к ведомственной статистике Министерства труда и социальной защиты населения РК, можно отметить, что если в долевом соотношении действующие коллективные трудовые договоры на 1 января 2015 года составляли 34,5%, то на 1 января 2018 года этот показатель незначительно снизился и составил 34,3%. При этом долевое соотношение действующих коллективных договоров на 1 января 2015 года и 1 января 2018 года на крупных и средних предприятиях соответственно составило 90,0% и 93,8%, 86,6% и 93,1%. «Очень важно обратить внимание на тот факт, что малые предприятия имеют незначительные показатели охвата коллективными договорами. Это в свою очередь сказывается и на общих показателях», — поясняет Нэля Твердовская.

Таким образом, говорить о кардинальном изменении ситуации пока не приходится. Социальным партнерам еще предстоит немало поработать над этим вопросом.

По ее словам, действующий Трудовой кодекс прекратил добровольное социальное партнерство, так как в настоящее время работодатель не имеет возможности не присоединяться к отраслевому соглашению.

«Отсутствуют практические механизмы участия всех работодателей той или иной отрасли в проводимых переговорах по заключению соглашений.При этом соглашения могут устанавливать дополнительные обязательства работодателей по сравнению с установленными законодательством, которые существенно касаются финансовых затрат», — комментирует она.

Также в отличие от ранее действовавшего в новом трудовом кодексе не регламентирована норма изменений в коллективные договоры на случай смены собственника имущества организации. Работодатель обязан предоставлять информацию уполномоченному органу по вопросам занятости в соответствии с требованиями законодательства о занятости населения. Не допускается рассмотрение трудового спора в отсутствие работника или его представителя.

«В настоящее время при Министерстве труда и социальной защиты населения РК действует рабочая группа по внесению изменений в трудовое законодательство. В этой связи всем заинтересованным сторонам целесообразно активизироваться, подключиться к работе над законопроектом и вносить предложения для рассмотрения их в формате заседаний рабочей группы. Так вовлеченность широкого круга лиц в работу в последующем скажется и на содержательном качестве нормативного правового акта», — заключила Нэля Твердовская.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта