Нужно взять под контроль сжигание мусора в частном секторе

Государство 07.12.2015 10:00

Проблемы экологии Алматы обсудили экологи, компании по перевозке и переработке мусора

Алматы несколько раз становился лидером в антирейтинге самых загрязненных городов Казахстана. Несомненно, что частично это объясняется географическим расположением мегаполиса. Город окружен горным массивом и практически не продувается. Но, как заявляют эксперты, ситуацию можно было улучшить, если бы в Алматы и Алматинской области была налажена работа мусороперерабатывающих заводов и полигонов для хранения отходов. К тому же владельцев частных домов необходимо жестче контролировать. Эксперты утверждают, что в своих печах они сжигают все подряд, подрывая тем самым экологию мегаполиса. В компании по перевозке коммунальных отходов считают, что индустрию мусоропереработки необходимо включить в приоритетные сектора экономики. Об этом сообщает корреспондент центра деловой информации Kapital.kz.

В Алматы и Алматинской области работает 28 организаций по обработке и утилизации отходов. «Это реально работающие компании, которые перерабатывают все отходы, и пластик, и металл, и ртутьсодержащие отходы. По данным Управления природных ресурсов Алматы, преимущественно переработке подвергаются пищевые отходы – 24%, 16% - бумага и картон, 17% - пластик, 11% - стекло, 3% - металлолом, 1% от всех отходов Алматы – это опасные отходы. Например, ртутьсодержащие отходы, электронное оборудование», - отметила координатор Казахстанской ассоциации по управлению отходами KazWaste Айжан Рыскулова.

По предварительным данным исследования, проведенного ОФ «Центр «Содействие устойчивого развития», в прошлом году в Алматы было собрано 745 тыс. тонн отходов. «Из них годовой объем переработки составляет около 145 тыс. тонн – это примерно 16,4% всех собранных отходов. В Актобе данный показатель составляет 10,2%, Костанае – 0,7%», - сообщила Айжан Рыскулова.

Между тем, как выяснилось, подсчитать реальный объем собранного мусора достаточно сложно из-за неэффективно налаженной системы учета мусороперерабатывающих и мусороперевозящих компаний. Так, как отметили в департаменте статистике Алматы, в 2014 году в мегаполисе было собрано и вывезено 600 тыс. тонн отходов.

Диас Сарсенов, председатель правления по финансовым вопросам компании по перевозке твердых бытовых отходов (ТБО) АО «Тартып», считает, для того чтобы Алматы стал более чистым городом, необходимо разработать генеральную схему вывоза ТБО.

«По этой схеме весь мусор города ранее вывозился на городской полигон в Карасайском районе. Генеральной схемы уже нет, поэтому мусоровывозящие компании вывозят мусор кто во что горазд, куда угодно, только немногие из них выполняют ту генеральную схему, которая была ранее. Среди мусоровывозящих компаний высокая конкуренция, но мы вокруг видим, что даже мелкие овраги забиваются мусором. Почему? Потому что не все частные компании добросовестные. Частнику невыгодно вести мусор за 19 километров в одну сторону, потом везти его за 19 километров на полигон. Когда Алматы был весь в заборах, тогда еще занимавший пост акима города Ахметжан Есимов сказал, что нужно снять все заборы. Начали снимать заборы, и за каждым из них были котлованы мусора, по городу бегали крысы, никто их даже не останавливал. Это как раз результат того ошибочного шага, когда вывоз ТБО отдали в конкурентную среду, государственное регулирование на сегодняшний день в этой сфере практически отсутствует», - считает Диас Сарсенов.

Собеседник обращает внимание, что мусор продолжает вывозиться даже на полигон, который легально уже прекратил свою работу. «Новоалексеевский полигон давно закрыт, но он принимает мусор, там какие-то люди стоят и принимают деньги, зарабатывают на этом полигоне. Уже шумят все авиакомпании, что в полетной зоне аэропорта находится этот полигон. Вороны, сороки, крупные пернатые летят в авиационные турбины, в лобовые стекла самолетов и наносят колоссальный ущерб. Мы разговаривали с Air Astana, одна только деталь на двигателе стоит порядка 2 тыс. евро, а если она помятая, то самолет не сможет лететь», - подчеркивает он.

c752338ccccefb06c7353b84d75.jpg

Частные дома под контроль

Диас Сарсенов считает, что частные дома существенно загрязняют атмосферу. «Социальная напряженность нарастает, цены растут, народ немного нервный. Сегодня нам (как мусоровывозящей компании. – Ред.) прямо заявляют: мы живем в частном доме, у нас свой огород, мы мусор не выкидываем, ничего вам платить не будем, мы мусор сжигаем. Вот поэтому каждый день те, у кого есть приложение приложение Almaty Urban Air (оно в пятницу, 4 декабря, приостановило свою работу. – Ред.) может наблюдать, что в Алматы фактически уже нечем дышать. То есть уровень загрязнения атмосферы превышает все предельно допустимые нормы. При норме 60 у нас каждый день показатель выше 150, 200, 300, то есть превышение предельно допустимых норм в 50 раз», - поделился он.

Собеседник уточнил, что его компания несколько раз обращалась в службы по экологии. «Есть реакции со стороны районов, на уровне города, к сожалению, мы не находим понимания. Дело в том, что законодательно у экологов даже нет никаких прав. Они подходят (с проверкой. - Ред.) к частным домам, которые огорожены высокими заборами, их никто не пускает внутрь. Доказать факт сжигания экологическая полиция не может, им нужны санкция прокурора и другие документы. В этом плане особенно тяжелый нижний район Алматы, там сжигают пластик, полиэтилен, в воздух выделяются диоксиды, которым мы дышим. Если вы посмотрите, особенно в пятницу и субботу вечером, частный сектор разжигает бани. Если бы они сжигали уголь или дрова, то дым не был бы таким ядовито-черным. Такой черный дым идет обычно от сжигания покрышек, резины. Считаю, что акимату и службам по экологии нужно сосредоточить внимание именно на этой проблеме – на сжигании мусора в частном секторе», - отметил Диас Сарсенов.

Действующая система тендеров неэффективна

По информации Диаса Сарсенова, в Казахстане тендер среди мусороперевозящих компаний проводится каждые три года. Такая система, считает он, как показывают мировой опыт и текущая реальность, является «закрытой дверью для инвестиций» в мусороперерабатывающую отрасль.

«Потому что, например, мы (как компания по вывозу мусора. – Ред.) несем финансовую нагрузку по ремонту контейнерных площадок для мусора, мусорных контейнеров. Мусорные контейнеры горят, после этого они уже превращаются в переплавленное железо, которое начинает ржаветь. Нам приходится нести затраты на ремонт этих контейнеров, у них выбиваются колесики – это все не предусмотрено тарифом (который предусмотрен за вывоз мусора в многоквартирных домах. – Ред.). Этот тариф минимальный. Фактически текущая система тендеров закрывает дверь для инвестиций, потому что ни одна мусоровывозящая компания не хочет даже инвестировать в мусорные контейнеры», - подчеркивает Диас Сарсенов.

Он акцентирует внимание, что большинство частных мусоровывозящих организаций практически не обновляют свой автопарк.

«Все частники ездят на старых ЗИЛах или ГАЗах. Например, есть одна компания, у нее ужас что творится. Машина едет, коптит, едет мусоровоз, а ощущение, что едет котельная. Последние копейки выжимает предприниматель из этой машины. Это связано с тем, что частник не знает, выиграет он завтра тендер (на вывоз мусора. – Ред.) или нет, сможет эту машину содержать или нет», - поделился Диас Сарсенов.

ТОО «Тартып» обращалось в акимат, чтобы сроки тендера были расширены. «Нужно провести один тендер, но на 25 лет. Очень показательным является пример России, когда всю Москву разделили на 4 округа, разыграли тендер между четырьмя компаниями, каждой из организаций из госбюджета было выделено по 25 млрд рублей из госбюджета. На всю Москву 100 млрд рублей, то есть фактически около 500 млрд тенге. Понятно, что Москва гораздо больше Алматы. При этом каждую их этих компаний обязали полностью провести техническую модернизацию, организовать переработку, сортировку мусора. В прошлом году я специально съездил в Казань, изучил их опыт. В Казани пояснили, что частные инвестиции никогда не придут в эту отрасль (по управлению твердыми бытовыми отходами. – Ред.), до тех пор пока не будет четких гарантий со стороны государственных органов в том, что компания (по перевозке мусора или переработке. – Ред.) будет работать на рынке в течение 20-25 лет. А проекты по переработке мусора, утилизации, производству каких-то вторичных изделий из вторичного сырья с точки зрения бизнеса очень тяжелый проект. Эти проекты не окупаются в течение 5-10 лет. Сроки окупаемости по ним составляют порядка 20-25 лет», - акцентирует внимание Диас Сарсенов.

Он считает, что все проекты, касающиеся мусора, нужно включить в приоритетные инвестиционные проекты Казахстана. Именно так можно привлечь инвесторов в эту сферу, в том числе иностранных. «Определен перечень приоритетных инвестпроектов, в которых предусмотрен cash back в размере 30% от вложенных инвесторами средств (за свет государства. – Ред.)... Именно отсутствие Министерства окружающей среды и водных ресурсов в последнее время негативно сказывается на сфере мусоропереработки и перевозке отходов. Блок законодательных вопросов уже начал буксовать. Пока Нурлан Каппаров (экс-министр охраны окружающей среды РК по 6 августа 2014 года. – Ред.) был, все очень активно развивалось, сейчас мы еле двигаемся. За два года расширена ответственность производителей, но там очень много вопросов.

Например, сейчас, когда закон практически на выходе, встал вопрос о том, как можно контролировать производителей. Что у нас производится в Казахстане по большому счету? 5% - потребление, 95% - это импортный товар: автомобильные покрышки, детские игрушки, упаковка к ним. Соответственно, под контроль нужно брать не только производителей, но и импортеров. Как взять под контроль импортеров? Только через таможню, значит, под контролем должны быть границы, наше законодательство нужно синхронизировать с законодательством Евразийского экономического пространства. Отсутствие профильного министерства дает о себе знать, потому что на уровне Министерства энергетики РК эти все вопросы буксуют. Это министерство к этим вопросам (экологии. - Ред.) относится как к своей непрофильной деятельности», - уверен Диас Сарсенов.

Госденьги на ветер

«Запустить небольшой пилотный проект по мусоропереработке не получится, потому что даже пилотный проект потребует колоссальной суммы инвестиций, сотни миллионов долларов. Например, первый мусоросортировочный завод, построенный в Алматы еще при акиме Алматы Викторе Храпунове (который ушел с поста в 2004 году. – Ред.), приказал долго жить. Сейчас не знают, что с этим балластом делать, он стоит 240 млн тенге государственных денег. Второй завод, который был построен по частной инициативе, коммерческие интересы той же казахстанской барахолки уже победили, его фактически вытеснили, он уже не может работать», - подчеркивает Диас Сарсенов.

Он уточнил, что у частного мусороперерабатывающего завода возникли проблемы из-за неграмотных расчетов денежных потоков. «В то время (начало 2000-х. – Ред.) был низкий тариф за вывоз ТБО - 100 тенге, но при этом были определенные дотации из бюджета. Как только дотации из бюджета закончились, завода не стало. И сейчас сердце кровью обливается, на металлолом продают его шикарное оборудование, по 20 тенге за килограмм. Мы сейчас уговариваем владельцев завода, чтобы они подождали с продажей, что мы постараемся найти покупателя. Но они говорят, что на месте завода будет базар», - поясняет Диас Сарсенов.

По его словам, завод ранее находился в залоге у Казкоммерцбанка, но банк уже продал его. «Мы ведем переговоры, и нам предлагают хоть завтра заплатить деньги и демонтировать оборудование. Мы ранее специально приглашали испанских специалистов, которые являются поставщиками этого оборудования. Они осмотрели оборудование и сообщили, что оно идеальное, даже нет 5% амортизации. Понятно, что ранее (когда завод стал не нужен. – Ред.) кем-то были украдены кабеля, компьютерные блоки управления. Но, по словам испанцев, если добавить 5 млн долларов, то завод после обновления будет шикарно работать. В любом случае этот завод нужно переносить на территорию, свободную от жилых помещений, то есть со свободной санитарной зоной. Оборудование придется ремонтировать. Испанцы, которые приезжали, говорят, что демонтаж оборудования займет порядка трех месяцев, это будет стоить порядка 500 тыс. долларов. Монтаж займет также три месяца и обойдется в порядка 500 тыс. долларов», - поделился Диас Сарсенов.

Государству или в частные руки?

Диас Сарсенов уверен, что на рынке по перевозке и утилизации отходов необходимо ликвидировать конфликт интересов. «На рынке присутствует конфликт интересов между полигоном и мусороперебатывающим заводом. Полигон заинтересован принять как можно больше мусора и за это получить больше денег, завод заинтересован спрессовать этот мусор и получить за работу деньги. Здесь даже нет законодательной базы – все, что касается мусора, должно работать в единой интегрированной системе. То есть и вывоз мусора, и его переработка, и его захоронение – все должно быть в одних руках, у одного хозяина. Тогда конфликта интересов не будет, данная сфера станет инвестиционно привлекательной. Считаем, что лучше бы это был частник, а не государство. Где государство - там коррупция, откаты. При интегрированной системе частное лицо будет заинтересовано в минимизации использования (территории. – Ред.) полигона, чтобы продлить его срок эксплуатации, максимизации работы перерабатывающих мощностей и в тарифе», - отметил он.

Однако в компании по переработке стекла Glass Trade рассматривают два сценария. С одной стороны, в организации считают, что если полигонов будет много, то за счет конкуренции «они решат проблемы». «Естественно, что они все должны отвечать экологическим требованиям», - подчеркивают в организации.

С другой стороны, в компании предполагают, что полигон должен быть под контролем государства. «Не исключено, что когда полигоны будут в частных руках, то каждый его владелец будут стараться минимизировать свои затраты, максимизировать прибыль при захоронениях. Капиталист никогда не пойдет на соблюдение всех санитарных норм для сохранения ресурсов для будущих поколений, он захочет получить прибыль сейчас», - подчеркнули в компании.

Тариф слишком мал

Эксперты сходятся во мнении, что тот ежемесячный тариф, который установлен за вывоз ТБО в многоквартирных домах, нужно повысить. «В Алматы это примерно 340 тенге, доля этого тарифа от средней зарплаты по городу - 0,2%. В Актобе - 0,1%, Костанае – 0,2%. Это очень низкий тариф, и его, в принципе, можно увеличить. В международной практике он доходит до 0,8-1%. Жители города могут сказать, что 340 тенге – это высокий тариф. Но нужно иметь в виду, что в него не включены ни стоимость и содержание контейнеров, ни другие затраты», - пояснила Айжан Рыскулова.

Директор ОФ «Центра содействия устойчивому развития» Вера Мустафина уточнила, что «тариф в 0,8% является нижней планкой». «Но я не имею в виду, что завтра нужно поднять тариф в 4 раза. Но тот факт, что этот тариф нужно повышать каждые пять лет, это мое глубокое убеждение. У нас поднимается МРП, нужна другая система управления ТБО. Обо всем Казахстане судят по Алматы, в городе должны быть шикарные контейнеры для мусора, шикарные контейнерные площадки. Нужно все сделать по высшему классу, все грузовики, перевозящие мусор, должны быть современными, чистыми», - подчеркнула она.

«Те, кто курит, каждый день покупают пачку сигарет за 300 тенге. А заплатить эти 300 тенге за мусор? Плата за мусор включает работу грузчиков, работу водителей мусоровозов. Многие водители не хотят на мусоровозе работать. Даже автовладельцы заезжают на колонку и сразу заправляют свой бак на 40-50 литров, это 5-6 тыс. тенге. Мы вот так вот (легко. – Ред.) отдаем эти средства и не замечаем эти расходы, но считаем, что 300 тенге за вывоз мусора в месяц ой как много. Сразу же реакция, что (повышение тарифа. – Ред.) - это беспредел, сразу идет куча негативных эмоций от населения. Менталитет и культура нашего народа еще не совсем сформировались, чтобы осознавать, что уровень мусора в городе – это фактически его экологическая безопасность», - считает Диас Сарсенов.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта