Айдархан Кусаинов: У нас слишком много банков

Эксперты 28.06.2019 08:30

Действующая экономическая политика исказила банковскую систему, считает эксперт

В последние годы мы наблюдаем, как банковская система Казахстана испытывает трудности и на этом фоне происходит ее реструктуризация, коммерческие банки все меньше способны финансировать экономический рост, не прибегая к поддержке государства. С чем это связано и изменится ли ситуация в ближайшей перспективе, в интервью корреспонденту «Капитал.kz» рассказал независимый экономист Айдархан Кусаинов.

- Айдархан Маратович, охарактеризуйте, пожалуйста, ситуацию, связанную с банковской и финансовой системами?

- Обе эти системы отражают реальность, к которой привела экономическая политика последнего десятилетия. Эта политика строилась на активной государственной поддержке бизнеса, причем финансовой. В силу того, что финансовая поддержка в виде льготных кредитов и субсидий невозможна для абстрактного бизнеса, а требует конкретных адресатов – юридических лиц, то в результате этой политики появились системные перекосы как в экономике, так и в бизнес-деятельности.

Государство фактически стало крупнейшим льготным кредитором экономики: размещало различные денежные средства в банках под низкий процент для льготных кредитов (обусловленные займы), выдавало деньги на субсидии, кредитовало проекты в обрабатывающей отрасли и индустрии жилищного строительства. В итоге объем опосредованного кредитования экономики со стороны «Байтерека», «Даму», «КазАгро» в 2016 году составил порядка четверти от общего кредитного портфеля банковской системы.А если считать и субсидированные займы, то больше.

С другой стороны, все льготное финансирование шло в проекты ГПФИИР, Карту развития территорий и подобные программы. Соответственно предприниматели, желающие получить дешевый кредит, пытались попасть в такие проекты. При этом на принятие решений о выдаче займа значительное влияние оказывало мнение государственных служащих (местные акиматы, политики и др.), не имеющих представления о бизнес-реальности. Кроме того, решение зачастую принималось с учетом мифических мультипликативных и социальных эффектов.

Таким образом, мы получаем, с одной стороны, поток дешевых и простых денег, с другой – он идет к определенным, отобранным и спланированным заемщикам – участникам различных госпрограмм.

Ведь заниматься банкингом, развивать сервисы, оттачивать профессионализм – сложно и дорого, а влиться в поток – просто. У банков пропал стимул обращаться к депозиторам, разговаривать с населением, убеждать их переводить и размещать у них на счетах свои сбережения, когда можно просто договориться и получить деньги из фонда «Даму».

Банковская система развивалась по одной простой логике – встроиться в механизм распределения государственных ресурсов. Мы наблюдали, как по этой причине, начиная с 2008 года, количество банков возросло с 28 до 36. И заметьте, это произошло в период относительно медленного роста экономики, во время активной поддержки бизнеса.

А вот когда страна начала считать деньги, сокращая раздачу особенных кредитов, а заемщикам пришел срок расплачиваться – система задохнулась.

- Получается, что государственные программы, по сути, сломали банковскую систему?

- Ну не то что сломали, но сильно повредили. Я не хочу говорить, что банки белые и пушистые, а во всем виновата экономическая политика. Скажем так, экономическая политика исказила банковскую деятельность и создала огромные искушения, провоцируя снижение ее качества.

Вот смотрите, представим, что вы – эффективный банк, который сервисом, маркетингом может привлечь рыночные ресурсы под 10-12%. И у вас есть хороший клиент, способный взять кредит на рыночных условиях, к примеру, под 15%. Вы готовы продать ему свои привлеченные ресурсы. Но заемщик не глуп – он идет в программу, чтобы получить кредит под 7%. И вы, как банк, либо теряете заемщика, либо берете госденьги и выдаете льготный кредит. А что же теперь вам, честному банку делать с теми средствами, которые достались с рынка? Где вы их будете размещать, чтобы заплатить населению вознаграждение по вкладам? Здесь и начинаются проблемы. Либо вы снижаете ставку по вкладам, потому что в противном случае депозиторы убегут от вас к конкурентам, либо у вас появляется больше рисков, чем следовало, то есть становитесь чуть менее «правильным».

Я на примере банковского сектора показываю, как ГПФИИР, ДКБ и прочие госпрограммы в попытке накачать экономику дешевыми деньгами ломают нормальную экономику.

- Кто же тогда в этом виноват?

- Виновато в целом неверное понимание экономических реалий. У нас возникло много заблуждений и в общественном пространстве, и на уровне государственной службы. Ситуация такова, что вроде бы никто не виноват – все правильно и каждый отдельный поступок логичен. Неверна сама логика, и в этом случае искать виноватых глупо, потому что их не найти.

С самого начала был неправильный посыл о том, что при дешевом финансировании бизнес разовьется.

- Если государство хочет развивать бизнес, то каким должен быть правильный посыл?

- В первую очередь, обеспечить продажи, рынки сбыта на уровне межправительственных соглашений, таможенного тарифного регулирования, вхождения в различные торговые союзы, создавать особые экономические отношения и торговые преференции для отечественных предприятий на рынках. Чтобы развивать бизнес, нужно его обеспечивать возможностями заработать, а не деньгами. Деньгами обеспечивают детей и стариков – тех, кто не может заработать.

Сегодня государство распределяет бюджетные средства между многодетными матерями, сиротами и бизнесом. Субсидируются у нас ставки по кредитам многодетным малоимущим матерям и бизнесу. Почему бизнес попал в эту категорию – мне непонятно, но это считается нормой в текущей экономической политике. По идее бизнес должен быть кормильцем.

- То, что сейчас происходит на банковском и финансовом рынках, можно назватьнеким застоем?

- Это нельзя назвать ни застоем, ни развитием. Скорее то, что сейчас происходит на банковском и финансовом рынках, это некоторое переформатирование, переосмысление стратегии, роли и места банков в экономическом развитии.

Здесь нельзя не упомянуть об эффекте и прорыве Kaspi Bank – на самом деле он с самого начала выбрал совершенно беспроигрышную стратегию и тем самым обезопасил себя от всех происходящих потрясений. Пока остальные банковские учреждения играли в госпрограммы, Kaspi декларировал: «розница – это вечность», там нет субсидий, бюджетов и политики.

Прорыв Kaspi это скорее не прорыв, а падение остальных на его фоне. «Цеснабанк» «зашатался», потому что фактически стал оператором госпрограммы по сельхозке, «Банк Астаны» также сидел на бюджетных средствах; новая стратегия, сменилось руководство, и он упал.

Как показал анализ, розничный кредитный портфель в Казахстане за последние 5 лет существенно вырос, количество заемщиков тоже увеличилось, но при этом показатель среднего размера заемных средств на одного клиента остался практически неизменным.Это значит, что люди сегодня все больше предпочитают брать небольшие кредиты.

- А как будет дальше развиваться банковская система?

- Трудно понять, как банковская система будет развиваться дальше, потому что мы сами находимся на развилке. Прежняя экономическая политика уже исчерпала себя по объективным причинам: во-первых, закончились ресурсы, во-вторых, за последние два года поменялись приоритеты, поэтому старые модели уже не работают. Новая экономическая политика еще не сформирована. Пока только есть первые сигналы и заявления об общих направлениях в политике: это разворот в сторону социальных аспектов: от поддержки бизнеса к поддержке населения, от роста ВВП к росту доходов населения.

Я предполагаю, что в ближайшей перспективе количество банков продолжит сокращаться. А как это будет происходить, путем слияния, реорганизации или банкротства – не столь важно. Ведь в нынешних реалиях: при таком количестве заемщиков и уровне экономики – у нас слишком много банков.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта