RBK будет «скучным, средним, но прибыльным банком»

Эксперты 29.03.2018 11:14

Почему текущий уровень рейтингов от агентства Standard & Poor’s мог бы быть и выше

Председатель совета директоров Bank RBK Торстен Пол прокомментировал для делового еженедельника «Капитал.kz», почему ему кажется, что текущий уровень рейтингов от агентства Standard & Poor's мог бы быть и выше.

— В чем ваши разночтения с S&P по поводу оценок банка?

— Учитывая, что агентство говорит о том, что вероятность негативных рейтинговых действий в отношении казахстанского банковского сектора выше, чем положительных, повышение нашего рейтинга до уровня «B-» выглядит все же достижением. За очень короткий период, всего за три месяца, мы успели достичь уровня «B-» с уровня «ССC». Но есть все же пара пунктов, где мы не совсем понимаем логику рейтинговых аналитиков. Они пишут, что субординированный заем Нацбанка в рамках программы оздоровления финансового сектора не может учитываться как гибридный капитал. Авторы рейтинга подчеркивают, что им не хватает официального комментария государства, который бы подтверждал это. Мы не понимаем, зачем тогда была необходима программа оздоровления, в рамках которой банки получили капитал для достижения более устойчивого баланса, что, однако, не воспринимается как факт рейтинговыми агентствами. Здесь есть какое-то несоответствие. Считаем, что наш сегодняшний рейтинг «B-» — это только начало движения. Если посмотреть на показатели всех казахстанских банков с аналогичным уровнем рейтингов, то можно увидеть, что мы лучше едва ли не по всем позициям. У нас 200 млрд тенге свободной ликвидности, капитал второго уровня составляет 75% - это три четверти от всего баланса. Но внешнее окружение пока не ощущает этого. Мы будем стремиться к тому, чтобы наши рейтинги соответствовали нашим текущим высоким финансовым показателям.

— Почему настолько важен уровень рейтинга? Без этого невозможно привлечь депозиторов или выпустить облигации?

— Рейтинг — визитная карточка любого банка в отношениях с международными банками и потенциальными инвесторами в рамках фондирования. Это также показатель, который интересует депозиторов. Повторюсь: у нас 200 млрд тенге свободной ликвидности сроком на 15 лет. По этой причине рейтинги имеют для нас значение больше в долгосрочной перспективе. Среднесрочно мы рассматриваем возможность выхода на рынок капитала со своими облигациями, и рейтинги имеют непосредственное влияние на стоимость таких заимствований. Понимаем, что банк должен иметь правильный микс по фондированию, и, несмотря на нашу сверхликвидность, мы готовы будем в течение 3−5 лет появиться на рынке капитала. То есть уровень рейтингов крайне важен.

— А депозитная база уже стабилизирована и отток прекращен?

— С февраля этого года мы наблюдаем чистый приток. Люди видят, что повышение рейтингов произошло в очень короткий срок, и, несмотря на очень тяжелую ситуацию в прошлом году, банк преодолел этот негативный тренд и обзавелся одним из самых состоятельных акционеров — Владимиром Кимом, который внес в капитал $500 млн живыми деньгами. Государство также осуществило вливания через программу оздоровления. Поэтому клиенты, которые в какой-то момент ушли, вернутся в долгосрочной перспективе. Кроме того, есть большое количество лояльных клиентов, которые видят, что банк на правильном пути. Мы сразу стали позиционировать Bank RBK не как игрока, склонного к каким-то авантюрам или агрессивному росту, а как скучный, средний, но прибыльный банк.

Рейтинговые агентства боятся отдать все и сразу

— Необходима ли банку поддержка в какой-либо форме от государства с учетом того, что он фактически признан системообразующим?

— В рамочном соглашении был пункт о том, что банк имеет значение для стабильности финансового рынка Казахстана. Считаю, что это означает ровно это. Как это воспринимают рейтинговые агентства — мне сложно оценить. В какой-то мере у нас складывается впечатление, что-то рейтинговое решение, которое принято, связано с желанием не давать всего сразу «за одну ночь».

— Но необходимости в фондировании от квазигосударственного сектора у вас сейчас нет?

— Наш принципиальный подход — брать депозиты только по нормальной рыночной ставке. Мы понизили ставку привлечения до рыночных уровней. Депозиторы тоже выучили урок, что не надо нести депозиты туда, где дают самый высокий процент. Лучше думать о том, что есть бизнес-логика, что реально получение только тех процентов, которые банк может себе позволить, не беря на себя избыточные риски. Невозможно долго платить сверхвысокие проценты по депозитам. Непонятно, что банк должен делать с такими дорогими деньгами: либо он должен привлекать все больше депозитов, чтобы выполнить все обязательства, либо вложить все деньги в крайне рискованные проекты, которые будут настолько высокодоходными. Мы не делаем ни того, ни другого.

— А что с кредитным портфелем: удалось ли восстановить какие-то проблемные кредиты за это время?

— Мы можем с определенной степенью гордости сказать, что мы полностью расчистили наш баланс. Это касается не только кредитов, но и переоценки основных активов, которая позволяет сказать: то, что вы видите в нашем балансе, полностью отражает действительность. Если смотреть оценки Standard & Poor’s, они в последнее время обращают особое внимание на уровень выплаченных процентных доходов. У Bank RBK это 88%. Если сопоставить это с уровнем начисленных провизий в балансе, а он у нас 27%, то очевидно, что он более чем в два раза выше, чем уровень кредитов, вызывающих какие-то сомнения. Баланс у нас в хорошем состоянии. Поставили цели: успокоить рынок, удержать клиентов, создать программы лояльности. Следующий шаг — нашли новых менеджеров. Затем полностью очистили баланс, убрали все вещи, которые надо было скорректировать. Теперь переходим к реализации стратегии. Имеем четкое понимание, каких клиентов хотим видеть. Ликвидность и ставки позволяют. У нас есть акционер, с которым мы работаем в рамках законодательства, и будем стремиться сотрудничать с клиентами, партнерами и поставщиками группы «Казахмыс».

— Не будет ли каких-то проблем с возвратностью по субординированному кредиту Нацбанка?

— Нет, потому что за счет амортизации достигается положительный капитальный эффект. Есть разница между ставкой 4% по субордам и рыночными ставками. По выплатам точно нет проблем, а по ликвидности важно понимать, что она очень длительная — 15-летняя. Понятно, что банк должен вовремя подготовить выход на рынок капитала, чтобы через 15 лет иметь фондирование из разных источников. Мы считаем себя абсолютно подготовленными, чтобы добиться этого за столь длительный срок.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта