Fitch: Рынок розничного кредитования РК перенасыщен

Эксперты 29.06.2015 18:05

Роман Корнев рассказал о том, что банки испытывают проблемы с привлечением новых заемщиков

Некоторые банки из-за нехватки тенговой ликвидности приостановили кредитование, другие – ужесточили условия. Ситуация усугубляется также тем, что небольшие банки ограничат в привлечении розничных вкладов. В интервью с корреспондентом центра деловой информации Kapital.kz директор Группы финансовых организаций Fitch Ratings Роман Корнев, рассказал о том, что банки испытывают проблемы с привлечением новых заемщиков, как повышение требований к капиталу повлияет на банки, стоит ли ждать экспансии российских фининститутов в Казахстан и как изменится уровень проблемных банковских займов.

- Как вы оцениваете текущую ситуацию в банковском секторе Казахстана? Какие риски можете выделить?

Основными рисками по-прежнему остаются низкое качество активов и слабая капитализация большинства банков. В связи с падением нефтяных цен, замедлением экономического роста в Казахстане и жесткой монетарной политикой властей мы ожидаем, что банковский сектор будет в среднесрочной перспективе испытывать дополнительное давление на уровни просроченной задолженности и провизии. В то же время мы ожидаем умеренно позитивного эффекта на уровни просроченной задолженности в связи с предоставлением средств из Фонда проблемных кредитов (ФПК).

В первом квартале 2015 казахстанские банки росли очень слабо. В частности, мы наблюдали первое за последние 4 года квартальное сокращение совокупного портфеля розничного кредитования. Розничный кредитный портфель банковского сектора сократился на 2% за квартал, тогда как за 2014 год портфель вырос на 13%. Считаем, что это довольно тревожный сигнал, который может свидетельствовать о том, что качество розничных, в особенности беззалоговых потребительских, кредитов может ухудшиться. Снижение темпов кредитования физических лиц мы объясняем падением уровней потребления и признаками перенасыщения розничного рынка. Темп прироста новых заемщиков был в последнее время гораздо ниже темпов прироста объемов кредитования, что вынуждало банки оформлять новые займы одним и тем же заемщикам.

Объем корпоративных займов в первом квартале увеличился только на 0,5%. Учитывая оттоки клиентского фондирования из банков в первом квартале, поддержку росту корпоративных кредитных портфелей оказало фондирование от государства. Поддержка государства осуществлялась через национальные холдинги и БРК, а также через приобретение банковских облигаций Единым накопительным пенсионным фондом.

- Как вы считаете, какова вероятность, что к 1 января 2016 года банки достигнут 10%-ной планки по уровню кредитов с просрочкой платежей более 90 дней?

- По последним данным регулятора, большинство банков имели долю просроченных кредитов свыше 90 дней, на уровне ниже или немного выше 10%. Для того, чтобы полностью соответствовать нормативам Нацбанка кредитным организациям сейчас достаточно передать неработающие кредиты в дочерние компании по управлению стрессовыми активами. Такие кредиты не учитываются регулятором в качестве неработающих. Мы ожидаем, что тем банкам, где уровни просроченной задолженности намного выше 10%, прежде всего это Казкоммерцбанк, АТФБанк и ForteBank, регулятором могут быть предоставлены дополнительные меры поддержки. Например, в виде помощи из ФПК или временных регулятивных послаблений.

- По информации некоторых крупных банков они не видели полную версию программы по дедолларизации экономики Казахстана, разработанную правительством и Нацбанком. Банкиры знакомы только с тем документом, который был представлен общественности. Видели ли вы с расширенную версию программы?

 - В настоящий момент мы руководствуемся публичной версией, которая доступна рынку. Тем не менее мы не ожидаем значительного эффекта от этой программы в виде снижения долларизации депозитов в ближайшей перспективе. Программой, по всей видимости, не предусмотрено повышение максимальных разрешенных ставок в тенге и понижение ставок по депозитам в иностранной валюте. Также не ожидаем, что государство будет вводить какие-либо жесткие ограничения или запреты на накопления в иностранной валюте, поскольку это скорее всего будет воспринято обществом очень негативно. Экономических предпосылок к такому шагу также нет, поскольку Казахстан обладает внушительным запасом золотовалютных резервов. Кроме того, предполагаю, что многие состоятельные казахстанцы хранят деньги именно в иностранной валюте.

- Но все-таки государством предпринимаются определенные меры для снижения уровня долларизации депозитов. В конце апреля была повышена сумма гарантирования по тенговым вкладам с 5 млн тенге до 10 млн тенге. Как вы думаете, подтолкнет ли эта мера хоть немного сориентировать вкладчиков на тенге?

- По последним данным Нацбанка сумма и доля депозитов физических лиц по сравнению с ситуацией на конец первого квартала даже слегка подросла. На 1 июня 68% розничных вкладов составляли средства в иностранной валюте. В ближайшей перспективе эффект от повышения суммы гарантированного депозита в тенге также будет умеренным. Видимо, вкладчики пока не готовы сберегать в тенге, даже несмотря на некоторое снижение девальвационных рисков.

 - Помимо негативного эффекта от прошлогодней девальвации банки ждет еще одно испытание. Нацбанк в связи с введением стандартов «Базель-3» и интеграционными процессами планирует ужесточить требования по собственному капиталу. С 1 января 2016 года капитал банков не должен быть менее 30 млрд тенге, с 2017 года – 50 млрд, с 2018 года – 75 млрд, с 2019 года – 100 млрд. В противном случае, банки ограничат в привлечении розничных депозитов. Как вы оцениваете эту меру?

Мы не планируем пока каких-либо рейтинговых действий, связанных с ужесточением требований по минимальному капиталу для казахстанских банков. Ожидаем, что банки будут решать задачу повышения капитализации как за счет взносов их акционеров, так и за счет слияния с другими небольшими институтами. Вместе с тем, хочу заметить, что ограничения на привлечение розничного фондирования, предусмотренные в настоящий момент для банков, которые не будут соотвествовать требованиям, достаточно мягкие. Поэтому массовый уход таких банков с рынка не произойдет, но в долгосрочной перспективе, количество банков, конечно же, сократится.

- Многие банкиры говорят о том, что если их ограничат в фондировании через розничные вклады, то их бизнес может встать. Ведь депозиты в настоящее время являются одним из основных источников привлечения средств для банка.

Повышение регулятором планки по минимальному капиталу говорит о намерении укрупнить банки и сократить их количество. Такая мера в идеале должна способствовать большей финансовой устойчивости сектора и более эффективному его регулированию, конечно, только в том случае, если не будет вводиться одновременных регулятивных послаблений. Естественно, что банкам придется адаптироваться под требования Нацбанка, менять бизнес-модель и это вызывает возражения у некоторых игроков. Вместе с тем, как я уже сказал, жестких мер для невыполняющих требования не предусмотрено, и небольшие банки смогут объединяться, чтобы соответствовать.

- По данным Нацбанка на 1 июня 2015 года, в Казахстане зарегистрировано и дейстувуют 35 банков, исключая БТА Банк, недавно сдавший банковскую лицензию. По вашим ожиданиям, сколько банков могут остаться к 2017 году, после возможных слияний.

- Это, конечно же непредсказуемо. Я могу сказать, что на указанную дату 23 действующих банка имели собственный капитал менее 50 млрд тенге. Этим институтам придется со временем тем или иным способом решать проблему с пополнением капитала. Семь банков из данной категории имели достаточно сильных акционеров в лице зарубежных финансовых институтов, которые могли бы пополнить капитал дочерних банков. Некоторые из банков могут продолжить бизнес с небольшим капиталом.

- Требования регулятора РК в целом ужесточаются, казахстанцы перекредитованы, западные банковские группы постепенно уходят из Казахстана. Как вы думаете, продолжится ли миграция иностранных игроков из республики?

- Скорее всего, нет. С казахстанского рынка уходили западные банки, которые склонны к более  решительным действиям в кризисный период. Кроме того, западные банки имели на казахстанском рынке досточно ограниченное присутствие и не рассматривали его в качестве ключевого рынка для себя. Из иностранных банков на рынке Казахстана сохраняют присутствие прежде всего российские банки, для которых данный рынок является стратегическим. Мы рейтингуем ДБ Сбербанка России и ожидаем, что банк продолжит работу в Казахстане.

- Один из крупных казахстанских банков недавно заявил о планах увеличить долю в своем дочернем российском банке до 100%. Банк намерен продолжить экспансию на российский рынок за счет частичного либо полного выкупа акций финигроков России. Как вы думаете, подхватят ли другие банки РК этот тренд?

- Казахстанские банки пока могут рассчитывать на небольшую долю на российском рынке из-за гораздо больших размеров последнего. Некоторые финансовые институты Казахстана уже имеют российские дочерние структуры, например, Народный банк, Банк ЦентрКредит, и Казкоммерцбанк. Банк, который вы только что упомянули, это скорее исключение, поскольку спрос со стороны инвесторов на российские банковские активы сейчас очень ограничен.

- Намерены ли российские банки в ближайшее время заходить на рынок РК?

- Мне о таких планах не известно. По крайней мере, никто из рейтингуемых нами российских банков не заявлял о подобных намерениях.

- В Астане планируется создать международный финансовый центр(AIFC). Центральный аппарат Нацбанка и KASEпереедут в столицу. Как вы думаете, какие проблемы могут возникнуть у коммерческих банков, если они решат передислоцироваться в Астану?

- Пока у нас нет полной ясности, когда и как будет (и будет ли) происходить переезд банков в Астану. Думаю, что у банков могут возникнуть определенные проблемы в связи с такой передислокацией. Не исключаю, что вопрос можно будет решить перерегистрацией юридического адреса и переводом небольшой части функций. В противном случае, у некоторых банков могут возникнуть трудности во взаимодействии с клиентами, проблемы организационного характера и существенные финансовые расходы. Большая часть клиентов находится в Алматы, где расположены центральные офисы банков и где уже есть сформированная бизнес-среда. Клиенты не обязаны переезжать за банком, скорее банк должен идти за клиентом. Организация переезда сотрудников – это тоже большая проблема, которая может повлиять на сложившиеся коллективы. Кроме того, массовый переезд банков, если он произойдет, может существенно повлиять на рынок офисной недвижимости в Алматы.

- И все-таки, по вашему мнению, до конца года переедет ли часть банков в столицу?

- Только если это требование будет обязательным к исполнению.

- Какие сложности могут возникнуть у KASE при переезде?

- Биржа работает в режиме online, поэтому с точки зрения клиентов смена Алматы на Астану будет иметь для нее, наверное, меньшее значение по сравнению с банками. Возможно, будут сложности в переводе и перенастройке оборудования. Мне сложно говорить о каких-то очевидных выгодах от переезда биржи в столицу.

- Давайте поговорим о вашем отчете по обзору банковского сектора Казахстана, который вы планируете выпускать ежеквартально. Что в нем будет содержаться?

-  Отчет по казахстанскому банковскому сектору – это наш новый продукт, который будет строиться на основе публичных данных, доступных рынку из таких источников как KASE, Нацбанк, Комитет РК по статистике. Аналогичный отчет мы выпускаем по российским банкам уже более трех лет, и он очень востребован рынком. Наш отчет по казахстанским банкам будет содержать агрегированные данные по банковскому сектору в виде графиков, таблиц данных и наших комментариев. Нашей целью является предоставление рынку наиболее оперативной информации, анализа последних тенденций и их причин и наш прогноз о развитии ситуации.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта