Консолидацию банков можно ожидать ближе к 2017 году

Эксперты 13.11.2014 10:05

Майкл Эгглтон рассказал, какие действия предпринял банк после объявления о недавней февральской девальвации

Давление на тенге постепенно усиливается. На днях рубль обновил исторические минимумы и перешагнул отметку 48 за доллар, цена на нефть Brent упала до 81,2 долларов за баррель. Между тем, по мнению главы «Евразийского банка» Майкла Эгглтона, пока серьезных предпосылок для девальвации нет. Банкир поделился с корреспондентом делового портала Kapital.kz какие действия предпринял банк после объявления о недавней февральской девальвации, как корректировка курса повлияла на банк, планирует ли фининститут консолидироваться с каким-либо банком.

- Г-н Эгглтон были ли у банка разработаны сценарии, которые бы предусматривали, как банк должен реагировать при девальвации?

- У нашего банка всегда есть комплекс планов, разработанных на случай возникновения той или иной ситуации. Например, есть сценарии на случай падения цен на пшеницу, корректировки курса тенге, обесценения или наоборот повышения в цене нефти или золота и прочие. По мере изменения ситуации на внешних или внутренних рынках, мы корректируем планы. Когда в Казахстане было объявлено о резкой корректировке курса тенге, то банк внедрил соответствующий план в течение первых трех минут после объявления о девальвации. Около 35 минут потребовалось банку, чтобы реализовать этот план в масштабах Казахстана.

- Не могли бы вы рассказать, каков был концепт плана, какие шаги были сделаны банком после обесценения тенге?

- Я смогу обозначить только некоторые шаги, которые предпринял банк, без каких-либо деталей. В первую очередь, мы практически немедленно укомплектовали все кассы и банкоматы долларовой и тенговой наличностью. Потому что в подобных ситуациях клиентам, прежде всего, важно убедиться в том, что у банка есть деньги. И не дай Бог если в такой момент в каком-то банкомате закончатся средства, моментально начнет расползаться слух, что у банка вообще нет денег.

- Насколько увеличился объем закупа валюты в период девальвации?

- В целом по стране объем покупки иностранной валюты на тот момент исчислялся сотнями миллионов долларов. В целом наш банк готов к ситуации, если спрос на валюту вырастет в 2-3 раза.

- Какие шаги, помимо насыщения банкоматов и касс наличностью, предпринял банк?

- Мы продлили рабочее время некоторых филиалов и отделений. Помимо этого мы немедленно активировали режим записи всех телефонных разговоров между клиентами и менеджерами по работе с клиентами, сотрудниками казначейства. Для чего это было сделано? В подобных ситуациях с курсом некоторые клиенты пытаются провести свои операции задним числом по старому курсу. Понимая, что в ситуации неопределенности возможны форс-мажорные ситуации, мы обеспечили присутствие в казначействе сотрудников Службы безопасности.

- Были ли в процессе прослушивания выявлены клиенты, которые хотели провести сделки по додевальвационному курсу? Сколько было таких клиентов?

- Однозначно не сотни, скорее всего, даже меньше десятка – это нормальная практика, такой реакции стоило ожидать. Даже те транзакции, которые были осуществлены за 5-10 минут до объявления о девальвации, должны были осуществляться по старому курсу – мониторинг сделок происходил вплоть до минут. Насколько я помню, только 2 клиента банка были действительно правы в том, что их сделки должны были быть зафиксированы именно по додевальвационному курсу. У одного из клиентов одна из двух транзакций прошла буквально за минуту до объявления Нацбанка РК. Вторая его сделка пока проходила через систему банка, попала на новый курс, и клиент позже оспорил эту сделку. В итоге, в банке, восстановив всю картину событий, пришли к решению, что этот клиент был прав.

- По заверениям Нацбанка РК пока не стоит ожидать девальвации тенге. Глава Нацбанка Кайрат Келимбетов не раз уточнял, что корректировка курса была проведена со значительным запасом. Между тем, он пояснил, что если цена на нефть будет на уровне 80 долларов, а российский рубль будет стоить 43 за доллар, тогда будет повод для беспокойства. На днях нефть Brent уже достигла 81,2 долларов за баррель, последнюю неделю рубль колебался в коридоре 45-48 за доллар. Как вы думаете, стоит ли ждать очередной волны девальвации в 2015 году?

- Прогнозов не делаю, так как рынок бывает непредсказуем. На самом деле на сегодняшний день Казахстан и тенге гораздо менее зависимы от ситуации в России и от курса рубля, чем многие продолжают считать. Не скрою, что меня беспокоит ситуация, которая происходит с российской валютой. Но, думаю, что реально оценить окончательный эффект корректировки рубля на казахстанскую экономику мы сможем только через несколько месяцев.

Меня больше беспокоит поведение котировок на нефть, потому что именно углеводороды являются основным элементом экономики РК. Стоимость нефти на уровне 81 долларов за баррель, несомненно, вызывает определенные опасения. При этом считаю, что эта планка не является какой-то серьезной предпосылкой для девальвации. Не стоит забывать, что сырьевые товары, в том числе нефть, часто продаются через форвардные и фьючерсные контракты. Уверен, что ни Казахстан, ни Россия, ни Ближний Восток и даже США не захотят продавать нефть за 80 долларов за баррель.

Если цена на нефть значительно просядет и будет держаться на крайне низкой отметке, в какой-то момент ее продажи приостановятся. Здесь сработает рыночный механизм – если не будет предложения, то, соответственно, вырастет спрос.

Еще раз подчеркну, что тенденция на внешних рынках не совсем благоприятная, но оснований говорить о том, что завтра Нацбанку РК необходимо полностью менять свою монетарную политику, нет. Более того, Казахстан имеет адекватные золотовалютные и нефтяные резервы, которые составляют более 100 млрд долларов. Это более высокий показатель, чем тот, который был зафиксирован в Казахстане во время последнего мирового финансового кризиса. Не стоит забывать и о том, что долги большинства строительных компаний, а также долги БТА уже списаны, об этих игроках уже не стоит беспокоиться. Хотя, конечно, каждый кризис кардинально отличается от предыдущего.

- На фоне слухов о девальвации, наблюдается ли в банке ажиотаж в обменных пунктах? Скупают ли доллары?

- Валюту покупают в более ощутимых объемах, чем обычно. Тем не менее, каких-то сильных перекосов в сторону покупки не наблюдается. Не стоит забывать, что ставки вознаграждения по тенговым депозитам значительно выше, чем по валютным и клиенты все-таки предпочитают зарабатывать. Достаточно существенный сдвиг в депозитной базе в сторону доллара произошел в первый и во второй месяц после девальвации, но после мы не наблюдали какой-то существенной миграции вкладчиков в валюту.

- В некоторых банках после девальвации доля валютных вкладов в розничном депозитном портфеле выросла до 60%. Как корректировка курса тенге повлияла на структуру депозитов, кредитов в вашем банке? Увеличил ли банк расходы, сжались ли доходы?

- Если рассматривать депозитный портфель, то с начала года объем долларовых вкладов с учетом текущих счетов увеличился с 33% до 47%. Доля валютных займов с начала года не претерпела изменений и, как и прежде, составляет 16%.

В январе-сентябре 2014 года по сравнению с тем же периодом 2013 года кредитный портфель банка вырос примерно на 30%. Что касается прибыли банка, после девальвации была проведена корректировка бюджета. В итоге запланированные ранее бюджетные показатели были снижены на 7-10%. Ближе к концу 2014 года станет понятно, насколько мы будем близки к запланированным цифрам. По результатам сентября банк практически выходит на целевые показатели бюджета. Если говорить о расходах банка, то в тенговом выражении они увеличились. Это произошло преимущественно за счет того, что некоторые контракты были зафиксированы в долларах. В частности, это сделки, связанные с оплатой работы иностранных консультантов, приобретение иностранного IT - оборудования.

- Насколько выросли расходы?

- Сложно просчитать степень увеличения расходов банка только за счет девальвации. Так, в 2014 году в целом банк нарастил расходы за счет увеличения точек продаж, по сравнению с прошлым годом штат увеличился на 1 тыс. человек. К тому же, за счет роста депозитов увеличились процентные расходы банка.

- Если говорить о клиентской базе, наблюдается ли приток российских клиентов?

- Не могу отметить какого-то существенного притока клиентов из России. Но, несомненно, менеджмент российских компаний просчитывает сценарии, предусматривающие действия при ужесточении санкций со стороны Запада. Вполне возможно, что в какой-то момент мы увидим увеличение количества российских компаний в Казахстане.

- Сейчас некоторые банки приостановили выдачу автокредитов и ипотеки в долларах. Как обстоит ситуация в вашем банке?

- Мы перестали предоставлять розничные кредиты в долларах еще 5 лет назад. Практика показывает, что выдача валютных займов физическим лицам – это рискованный шаг. В период кризиса розничные кредиты, выданные в иностранной валюте, могут привести к плачевным последствиям, как для заемщика, так и для банка. И это касается не только Казахстана. В качестве примера можно взять болгарские и румынские банки, которые навыдавали ипотечных кредитов в швейцарских франках под 1% годовых. После того, как произошло обесценение национальных валют этих стран и удорожание швейцарского франка, ставка по ипотеке выросла до 30-40%. Как вы думаете, что при этом произошло с заемщиками и их кредитами? Определенная доля долларового кредитования у нас в банке, конечно, есть – это займы компаниям с валютной выручкой.

- Как вы думаете, те банки, которые все еще кредитуют население в долларах, окажутся от этой практики?

- Не могу спрогнозировать, такое решение должны принимать непосредственно банки. Еще раз повторю, что считаю, что кредитов населению и МСБ, кроме как в тенге, быть не должно.

- Банкам выгоднее привлекать фондирование именно в тенге, потому что преимущественно они выдают кредиты в тенге. Еврооблигации вашего банка будут номинированы в долларах. Как банк намерен нивелировать валютные риски, ведь давление на тенге накаляется день ото дня?

- Есть три способа снижения валютного риска. Один из них – это использование валютной ликвидности для кредитования заемщиков с валютной выручкой. Еще один инструмент, которым можно воспользоваться – хеджирование валютных рисков через валютные СВОПЫ, то есть обмен долларов на тенге. Третий вариант, к которому мы не собираемся прибегать – это обычная конвертация.

- Есть ли какие-то направления, на которые вы будете делать наибольший упор в рамках кредитования за счет средств от выпуска еврооблигаций?

- Это все сегменты бизнеса, прежде всего, сырьевые экспортеры.

- Ранее банкиры говорили, что более жесткое регулирование банков и интеграционные процессы могут привести к консолидации некоторых банков в ближайшие годы. В конце августа вы говорили о том, что банк рассматривает предложения по приобретению какого-либо банка. Поступают ли предложения сейчас, сколько их?

- С конца августа пока ситуация не изменилась.

- Сколько в целом было предложений?

- Говорить о каком-то количестве предложений будет неправильно, были проведены переговоры с участием ряда заинтересованных сторон. Думаю, что на рынке не стоит ожидать каких-то реальных изменений по слияниям и поглощениям до того момента, пока не пройдет 1-1,5 года с момента вступления в силу обновленных требований Нацбанка РК по повышению капитала банков к 2019 году до 100 млрд тенге. Скорее всего, какие-то процессы консолидации, кроме тех, которые уже наблюдаются на рынке, можно будет ожидать ближе к 2017 году.

- То есть пока объединяться с каким-либо банком вы не планируете?

- Никогда не говори никогда, но на данный момент таких планов нет.

- На прошлой встрече, вы говорили, что в связи с регуляторными изменениями банк планирует увеличить собственный капитал к 2019 году до 150 млрд тенге, это без учета субординированного долга. Изменились ли планы банка. В настоящее время, без учета субординированного долга, капитал банка составляет 66,7 млрд тенге. Есть ли у банка планы докапитализироваться в 2014 году, 2015 году? На какую сумму и за счет каких источников?

- Капитализация будет происходить в основном за счет доходов банка. На конец 2014 года собственный капитал «Евразийского банка» составит около 70 млрд тенге, а с учетом субординированного долга – свыше 92 млрд тенге. Бюджет на 2015 год пока не утвержден, но в целом если никаких непредвиденных обстоятельств не возникнет, то рентабельность капитала запланирована на уровне 20% - это около 15 млрд тенге. Получается, что без вливания капитала банк в следующем году достигнет планки в 100 млрд тенге.

- Для очистки портфелей банков от плохих кредитов работает «Фонд проблемных кредитов» (ФПК). Между тем Келимбетов отметил, что банки неохотно идут на выкуп фондом плохих займов. Он сообщил, что планируется, что ФПК будет выкупать проблемные активы крупнейших банков под залог акций банков. По его словам, согласно этой модели, банки получат выкупленные активы в свое управление, потому что в задачи Нацбанка не входит работа с плохими активами. Он подчеркнул, что если банк через 10 лет не возвращает эти деньги, то государство забирает находящиеся в залоге акции. Как вы оцениваете эту инициативу?

- Подобные практики внедрялись в ряде стран мира, на мой взгляд, это одна из правильных и разумных инициатив Нацбанка РК, которая может помочь банкам справиться с «токсичными» кредитами. Механизм, предусматривающий, что в случае, если банк не выполнит условия, его акции переходят к государству, оправдан. Посмотрите на опыт США, где в собственности государства оказались, например, акции AIG, Ситибанк и других. Государство оказало в нужный момент помощь, но впоследствии доли государства в этих активах были проданы.

- Доля займов с просрочкой платежей более 90 дней в вашем банке не превышает 9,4%. Продавали ли вы какой-то объем коллекторам?

- Ни один кредит не был продан коллекторам. И это произошло не потому, что банк не хотел, а потому, что ранее законодательство не способствовало этому. Сейчас ситуация изменилась. По инициативе Нацбанка РК были внесены необходимые поправки в законодательство и правила игры поменялись. Мой средне- и долгосрочный прогноз по доле кредитов с просрочкой более 90 дней по нашему банку – на уровне 5%. Не могу сказать с определенностью, когда именно банк достигнет обозначенной планки, все будет зависеть от рынка, но именно к этому показателю мы стремимся.

- Поговорим о беззалоговых кредитах. В 2014 году регулятор ввел для банков ряд ограничений по необеспеченным займам. В частности, сумма кредита не должна превышать 50% дохода заемщика, к тому же ежегодный прирост беззалоговых займов у каждого из банков не может быть выше 30%. Как эти инициативы повлияли на ваш банк?

- Ни одно из этих ограничений на наш банк не повлияло. Думаю, что в целом эти нововведения регулятора оказали положительный эффект на банковский сектор страны. В нашем банке изначально существовала система оценки заемщика, при которой долговая нагрузка должна была составлять не более 30% от чистого дохода заемщика. Например, если заемщик платит определенную сумму за аренду жилья, то его чистый доход считается за вычетом стоимости аренды. В настоящее время остается открытым вопрос – какой именно доход учитывать при расчете коэффициента долговой нагрузки в 50%. Пока не до конца ясно, как, например, подходить к оценке дохода индивидуального предпринимателя, как работать с заемщиками, которые имеют доход от сдачи недвижимости в аренду? Одни банки берут в расчет доход, который виден по пенсионным отчислениям, другие – принимают в качестве дохода дополнительные источники заработка.

Что касается 30%-го годового ограничения темпов роста беззалоговых кредитов, на 2014 году «Евразийский банк» не планировал такого темпа роста.

- На сколько процентов может вырасти объем необеспеченных займов в вашем банке в 2015 году?

- Возможно, рост может составить 20%, но это далеко не главное из направлений бизнеса банка.

- Перейдем к пенсионным деньгам. В настоящее время на депозитах вашего банка сконцентрировано свыше 57 млрд тенге средств «Единого накопительного пенсионного фонда» (ЕНПФ). Куда вы направили эти средства? Как вы думаете, стоит ли Нацбанку РК устанавливать какие-то ограничения для банков при размещении пенсионных денег, например, оговаривать сектора кредитования?

- Общая база фондирования банка составляет 600 млрд тенге, мы как кредитовали своих клиентов, так и продолжаем их кредитовать. Как правило, ни в одной стране мира Центральный банк не вмешивается в кредитную политику частных банков и не диктует в какие сектора экономики банкам инвестировать средства. Мы самостоятельно оцениваем риски и самостоятельно выбираем направления бизнеса, которые по нашему мнению, окажутся прибыльными.

- Как вы думаете, в 2015 году в каких направлениях банковского сектора конкуренция будет развиваться более жестко?

- Как и в течение последних 3 лет, в ближайшие годы банки будут конкурировать за хороших долларовых заемщиков. В розничном секторе конкуренция наблюдается практически всегда, и здесь ситуация не изменится. Думаю, что даже, несмотря на ситуацию в России, банки продолжат активную конкурентную борьбу.

- Вы уже озвучили планы банка по капитализации. Не могли бы вы поделиться другими планами банка на 2015 год?

- На конец 2016 года банк планирует увеличить клиентскую базу до 2 млн уникальных активных клиентов. Сейчас мы обслуживаем 1,1 млн клиентов, включая клиентов МСБ, корпоративного и розничного секторов.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта