Кенес Ракишев рассказал о переговорах с Tesla и Amazon

Бизнес 11.05.2018 11:40

Во что инвестирует казахстанский бизнесмен и какие проекты оказались неудачными?

Убыточными для Кенеса Ракишева оказались активы, в которые он инвестировал в России. Об этом он рассказал в интервью «Коммерсанту».

"В России я участвовал в фонде Fast Lane Ventures вместе с Оскаром Хартманом и «ВТБ Капиталом». Инвестировали 3−4 млн долларов во многие проекты, но выстрелили единицы: например, приложение по поиску знакомств Mamba и интернет-ретейлер KupiVIP. Остальные инвестиции пришлось списать. Все активы из этого фонда я продал с минусом", — рассказал Кенес Ракишев.

Бизнесмен рассказал также о том, как структурирован его венчурный бизнес. Интересы Кенеса Ракишева представляют два фонда — Singulariteam 1 и Singulariteam 2, которые инвестируют в 40−50 компаний, в основном в Израиле.

«Небольшая доля есть в США. Первый фонд на 22 млн долларов — там мой партнер Джахангир Махмудов (сын Искандара Махмудова — Ред.). Второй фонд на 130 млн долларов, в нем, кроме меня и Джахангира, есть китайские инвесторы, чьи интересы представляет Goldman Sachs China», — пояснил он.

Инвестиции осуществляются в энергетику и высокие технологии. Среди проектов — инновационная технология быстрой зарядки батарей для телефонов и автомобилей, разработанная компанией StoreDot: 30 секунд для смартфона и 5 минут для автомобильного аккумулятора. Автоконцерн Daimler вложил в проект 500 млн долларов, таким образом, наша доля в 5% уже выросла до 25 млн долларов. Ведутся переговоры с Tesla. Есть мини-спутник для заправки старых космических спутников, который может увеличивать срок службы на несколько десятков лет. Новый спутник стоит 200−300 млн долларов, а его заправка — 6−10 млн долларов. Этой технологией уже заинтересовался Airbus.

«Также есть перспективная компания Sirin Labs, которую я основал вместе с Моше Хогегом. В середине второго квартала 2018 года она представит прототип криптосмартфона Finney. Для разработки первого в мире смартфона на блокчейне, ПК и операционной системы мы провели ICO на 157 млн долларов», — рассказал Кенес Ракишев.

Выбором объектов для инвестиций, по его словам, занимается менеджмент. Если перевести в наличные активы первого небольшого фонда, то при плохом раскладе сумма составит 50−60 млн долларов, а при самом хорошем — 200−300 млн долларов.

«Во втором фонде, который крупнее, у нас было два выхода из актива. Успешным выходом стала продажа за 200 млн долларов сервиса такси June, который по механизму работы похож на Uber, но работал только в Нью-Йорке и Нью-Джерси. Покупателем стал Gettaxi. Наша доля была 20−30%, объем инвестиций 2 млн долларов вместе с основателями Viber», — сказал Кенес Ракишев.

Вместе с партнерами он продал стартап GeneSort, который специализируется на диагностике на ранних стадиях болезней на основе расшифровки и анализа генов. Его купил гонконгский инвестиционный фонд AID Partners за 23 млн долларов при том, что инвестиции в него составляли 1 млн долларов. Также в том году корпорация Snap, создатель мобильного приложения Snapchat, приобрела за 7,7 млн долларов патент на геофильтр стартапа Mobli, который входил в принадлежащий Кенесу Ракишеву портфель высокотехнологичных активов.

«Сейчас мы в переговорах с Amazon: интернет-ретейлер интересуется сервисом, который помогает определить настроение человека по голосу при телефонном звонке», — сказал бизнесмен.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта