Как запускался Каганат и что преодолела его основательница

Бизнес 29.11.2017 12:52

Чинара Бугимбаева рассказала, на чем она экономила и почему ей пришлось на несколько лет отойти от управления бизнесом

Встретиться с основательницей сети столовых «Каганат» Чинарой Бугимбаевой удалось на Bolashak Business Lectures. Предпринимательница рассказывает, что она с пяти лет росла без мамы, в окружении отца и брата. Именно это, считает она, в какой-то степени предопределило ее судьбу.

«Когда мне было 10 лет, я решила, что, когда вырасту, не буду ни готовить, ни убирать, ни мыть полы. Наверное, мое желание было связано с тем, что я воспитывалась отцом и братом, на мне была большая нагрузка по хозяйственной части», — замечает Чинара Бугимбаева.

Впрочем, то, что Чинаре стал интересен именно общепит, не удивительно. «Эту сферу знала с детства. Моя тетя, сестра отца, окончила Российский экономический университет им. Г.В. Плеханова. Приехав в Алматы, она стала работать технологом в ресторане по ул. Мира, позже возглавила ресторан „Жулдыз“ в Парке им. 28-ми гвардейцев-панфиловцев. Позже она работала замначальника управления общепита Алматы. В общем, с 12 лет я проходила практику в ресторанах, кондитерских цехах, смазывала меланжем лепешки, работу ресторанов видела изнутри», — отмечает Чинара Бугимбаева.

Еще будучи подростком, Чинара мечтала быть хирургом. «Но отец, который работал деканом Нархоза, уговорил меня поступать в технологический. Почему-то мой отец сказал: „Во врачи ты не пойдешь, иди в общепит. Денег не будет, но хоть сытая будешь“. Тогда я обиделась на отца, но позже поняла, почему он так говорил… Мой отец сорокового года рождения, и, возможно, были времена, когда он голодал. Ослушаться отца я не могла, потому что у нас в семье это было недопустимо, меня так воспитали. В общем, я сделала так, как хотел мой отец. Но получилось так, что по конкурсу мне не удалось пройти на факультет общественного питания. Мне пришлось идти на факультет, где изучалась технология хранения и переработки зерна», — рассказывает Чинара Бугимбаева.

Проучившись два года, она поняла, что не хочет работать в зерновой сфере.

«Когда пришла на первую лекцию по спецпредмету, где были наглядные пособия с изображением коров, поросят, слушала лекцию, и мне было скучно и непонятно. Спустя 45 минут, когда лекция закончилась, я вышла на перемену, стою и думаю: уходить из университета или нет. За пять минут принимаю решение — нужно уходить. В начале третьего курса, не говоря отцу, устроилась работать в кафе. В 7 утра меня будил папа, чтобы я собиралась в институт, а я ехала в кафе. В кафе приезжала в восемь, и четыре часа до открытия, до 12.00, мне нужно было ждать. Директором кафе был дядя Саша, так я его называла, он многому меня научил. Как-то в один из дней обратилась к дяде Саше: „У вас техничка плохо моет…“ Мне же нужно было как-то коротать те четыре часа до открытия кафе, которые выжидала. Понимаете, стараюсь всегда добиваться того, чего хочу. Спустя время техничка была уволена, ее обязанности с зарплатой перешли мне. В свои 20 лет зарабатывала 250 рублей. В советское время это были очень хорошие деньги», — отмечает Чинара Бугимбаева.

Предпринимательница рассказывает, что в кафе она чем только не занималась. «В то время, в 90-е, официантов в том кафе, где я работала, не было. То есть иногда мне приходилось быть и официантом, и поваром: жарить кур гриль, раскладывать мороженое, мыть посуду», — уточняет Чинара Бугимбаева.

Помимо дяди Саши, наставником по бизнесу был и отец Чинары. «Первый совет, который он мне дал: касса неприкосновенна. Эти слова пронесла через всю жизнь. То есть не брала деньги ни на свадьбу, ни на вещи. У меня было понимание, что, пока интересы моего бизнеса не будут полностью удовлетворены, деньги на свои личные цели брать нельзя. Было такое время, что я ходила в одной юбке и одной кофте около двух лет. Но это меня сильно не огорчало, потому что у меня была цель: создать свой бизнес. Чтобы купить себе жилье, у меня ушло около 10 лет», — отмечает основательница сети столовых.

Из «Канагата» в «Каганат»

Первую свою столовую Чинара открыла в Алматы, в микрорайоне Тастак. И с того момента запускала новые точки только в арендуемых помещениях. Она поясняет, что выкупать недвижимость под столовые не входит в ее правила. Также предпринимательница рассказала, почему «Канагат» стал «Каганатом».

«Когда, будучи молоденькой девушкой, устроилась в кафе к своей родственнице, ее кафе называлось „Канагат“. Но спустя время поняла, что работаю много, а зарабатываю недостаточно. Мне пришла идея о запуске своего бизнеса, столовой. И недолго думая предложила моей родственнице арендовать ее помещение под мой бизнес. Она была изумлена моим предложением, но согласилась на него. В общем, название кафе „Канагат“ так и осталось у меня, мы не стали менять вывеску и продолжали работать под этим именем. И когда у нас в столовых яблоку негде было упасть, сеть столовых моей родственницы „Канагат“ также стала расширяться. То есть вывески были одинаковые, а владельцы разные. И, чтобы нас не путали, было решено запатентовать бренд „Канагат“. Когда мы подали документы на патент в Астану, нам пришел отказ. В РК уже были компании с таким именем. К сожалению, не знаю казахского языка, но я большой патриот Казахстана. Моя правая рука, Салтанат, которая впоследствии взяла в руки операционное управление сетью столовых, была учителем казахского языка в русских классах. Я спросила у нее: „А что если „Канагат“ переименовать в „Каганат“, то есть поменять одну букву?“ Мне было интересно, есть ли перевод слова „каганат“? И тут подруга мне отвечает: „Есть — империя“. Вот, это то, что надо, сказала я. Сейчас мы запатентовали этот знак», — отмечает Чинара Бугимбаева.

В 1996 году, когда Чинара открыла свою первую столовую, было много трудностей. «В этот период у меня практически не было денег. Как-то мне пришлось занять немного средств, чтобы купить холодильники. После распада СССР все было в дефиците, и я скупала б/у холодильники у бабушек. Как сейчас помню, как спускала холодильник с четвертого этажа одной из квартир. Не знаю, откуда брались силы? В то время мне помогала одна женщина, как именно мы оказались с ней вместе, не помню. Вроде, это была мама моей одноклассницы, которой на тот момент уже не было в живых. Возможно, она видела во мне свою дочь. Так вот, она меня будила в шесть утра, мы с ней бежали в нашу новую столовую, все чистили, мыли. В общем, в 1996 году мы работали втроем, включая повара», — рассказывает Чинара Бугимбаева.

87df29d895fbe8d0712c4e295bf.JPG

Банку томата под мышку

Упорству Чинары можно только позавидовать. «У нас практически не было оборотных средств. Как только нам в 96-м удавалось продать несколько блюд, сжав эти первые деньги в кулак, неслась на оптовку, чтобы купить банку томата, бутылку масла и пачку лапши. А потом обратно из оптовки в столовую. Денег на такси не было, и мне приходилось бегом преодолевать улицу за улицей, в снег, в дождь, с тяжелыми пакетами, зачастую с мокрыми ногами. Так мне удавалось ускоряться до оптовки до трех раз в день. Но я все равно верила, что обязательно наступит тот день, когда буду закупать продукты коробками, машинами», — отмечает она.

Когда Чинара Бугимбаева только начинала свой «вкусный» бизнес, она совмещала несколько должностей.

«Приходилось и мыть посуду, и заниматься закупом, мыть полы. Как-то был такой случай, к нам в столовую пришел мужчина и спросил у кассирши: „Где ваш начальник?“ А я краем глаза наблюдала за ними. В тот момент я мыла полы… Не хотела, чтобы он меня видел, отвлекал от работы. Мне нужно было быстро домыть полы и бежать за закупом продуктов на оптовку. В общем, ни с кем разговаривать мне не хотелось. К тому же ко мне пришла мысль, что если этот мужчина в рубашке и галстуке, то он, скорее всего, из акимата… И тут кассирша направляет свой взор на меня и говорит ему: „Вот она, наш директор“. Мужчина опустил глаза, посмотрел на меня и больше не приходил. И тогда я решила для себя: когда ты не высовываешься, это даже еще лучше», — отмечает Чинара Бугимбаева.

«Такой подвиг повторить не смогу»

Как оказалось, последние пять лет Чинары не было в бизнесе. «Около 11 лет операционную работу по „Каганату“ взяла на себя Салтанат, моя правая рука. Знаете, мало тех, кто может передать в управление свой бизнес на такой длительный срок. Должно быть доверие к людям, но не все могут доверять. Поясню, с 2002 года ко мне пришло понимание, что мне не хватает жестких качеств в характере. Никому не могла сказать „нет“. А когда твой бизнес становится все больше, то эта черта характера мешает. Долго присматривалась к моему окружению и нашла наконец такого человека, который мог бы мне помочь с бизнесом, — это и была Салтанат, о которой говорила ранее. Мы всегда шутили: „Я добрая и не жадная, а она полная моя противоположность“. Мне было 28 лет, а ей 19 лет. Трудностей было много, одна из них — мне нужно было научить Салтанат видеть бизнес моими глазами, мне казалось, что мне нужно было поменять ее мировоззрение. Четыре года я вела ее, обучала, мы работали плечом к плечу. В 28 лет для меня это был как вызов, видимо, для меня в то время это было очень важно. Сейчас понимаю, что такой подвиг больше в своей жизни повторить не смогу», — отмечает Чинара Бугимбаева.

В то же время, делится Чинара Бугимбаева, она считает большой ошибкой, что на целых пять лет она вообще выпала из бизнеса. «Нужно все время держать руку на пульсе и быть включенным в свой бизнес. Меня не было в бизнесе столько лет, потому что я взяла декретный отпуск, в 45 лет родила двойню, на тот момент у меня было двое детей. Первого ребенка родила в 31 год, дочь в 35 лет. В 2016 году, объехав несколько точек „Каганата“, поняла, стоит что-то в них менять», — подчеркивает Чинара Бугимбаева.

Стоит ли ждать экспансию?

Впрочем, делится предпринимательница, «в ближайший год „Каганат“ не планирует выходить на зарубежный рынок». «Где-то около трех лет назад мы с замом были в Москве. Мы думали открыть там столовую, но решили пока этого не делать. Сейчас у нас 25 точек, в Алматы, Астане и Караганде. В мае в Алматы мы закрыли две свои столовые, они были нерентабельными», — делится Чинара Бугимбаева.

После того как в 2015 году Нацбанк отпустил тенге, средний чек снизился и в сегменте столовых. «В настоящее время средний чек у нас в наших столовых 750 тенге. Два года назад казахстанцы ели больше, чем сейчас. Тогда средний чек у нас доходил до 2 тыс. тенге», — отметила Чинара Бугимбаева.

Помимо сети столовых, у Чинары Бугимбаевой есть свой детский сад. «Он был открыт 12 лет назад. Знаю, какие там воспитатели и уход, и с уверенностью могу отдавать туда детей, чтобы все тылы были закрыты», — рассказывает предпринимательница.

Чинара рекомендует родителям искусственно создавать трудности для своих детей. «Моему сыну 16 лет. На осенних каникулах он работал у нас в столовой, помогал моему маркетологу и по хозяйству. Я ему сказала, не надо бездельничать на каникулах, нужно работать. Если он утром проспит школу, то он бежит туда на своих двоих, если у него есть сбережения, то только тогда он тратит их на такси. Сын все умеет: и стирать, и гладить, он покупает продукты, нянчится с младшими детьми. Всех своих четверых детей отдала в казахский садик, они в совершенстве говорят на казахском. У меня также цель выучить казахский язык», — делится она.

Узнавайте больше об интересных событиях в Казахстане и за рубежом.
Подписывайтесь на нас в Telegram

Загрузка...
Перейти на полную версию сайта